Хитрости мясныеО, волоокая! Грустным взором, крутостью изгибов ты мне подсказываешь тяжелую корову. Иногда настолько кроткая, что мои белоснежные овечки соответственны завидовать твоей невинности. И вдруг ты – дерзостная и озорная – шалишь, забавляешься как поросёнок, либо ретивишься как юная кобылица.

Прости мне эти речи, я итого только обычной мясник и словечек любви не знаю, все-таки слушай же, о драгоценность, что я для тебя поведаю о еде, тот или иной пристало грызть во благо.

Не ешь мясного, луноликая, пока что на небе явлен полный диск ночного солнца. И только лишь иной раз серп Луны в приросте, иди и избирай мясную снедь. Не тронь ту плоть, что смотрится и благоухает богомерзко. Свежайшее только то, что сверху подсыхает, а не сочится жидкостью обильно (купец хитрецкий разморозил его сегодня и за парное выдаёт, позор его сединам!).

Не верь лгунам, что говорят рьяно, как как будто бы "барашек час назад по траве бежал, а мы его – чик-чик – и открыто на шампур". Убоиной экое именуют мясо, и грызть его небезопасно. Необходимо пора, чтоб оно созрело хорошо, и стала бы подходящей в еду плоть.

Парным созревшее зовётся мясо, оно упругое, неотзывчивое, ароматно (хоть правильнее звать его остывшим, коль быстро теплоты в нём не осталось и пар от мяса совсем не идёт). Покупав, укрой его и положи в прохладу, но не главным образом, чем на два дня, а превосходнее немедленно поджарить, в печи запечь, на гриле, на мангале.